Могут ли дать реальный срок заключения?

Зачёт срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания: новые правила

14 июля 2018 года вступил в силу Федеральный закон №186-ФЗ о зачёте срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания по новым правилам. Раньше действовал принцип «один к одному»: один день нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом приравнивался к одному дню лишения свободы вне зависимости от режима исправительного учреждения. Учитывая, что условия содержания в следственных изоляторах часто хуже, чем в исправительных учреждениях, было принято решение изменить коэффициенты зачёта сроков. Также теперь чётко определены коэффициенты перерасчёта нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом для других видов наказания – ограничения свободы, обязательных, исправительных и принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ограничений по военной службе.

Зачёт срока нахождения в СИЗО в срок лишения свободы

  • 1 день в СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме или колонии строгого или особого режима;
  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в колонии общего режима или воспитательной колонии;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.2 ст.111 УК РФ, находился под стражей 9 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён по принципу «один к полутора» (то есть 13,5 месяцев).

При этом «льготные» коэффициенты («один к двум» и «один к полутора») не распространяются на

  • осуждённых с особо опасном рецидивом;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.205-205.5, ч.2 и ч.3 ст.228, ст.228.1, ст.229, 275, 276, 361 УК РФ;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.277-279 и 360 УК РФ, сопряжённые с террористической деятельностью;
  • осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена на пожизненное лишение свободы или лишение свободы на 25 лет.

В отношении этих категорий осуждённых во всех случаях действует коэффициент «один к одному».

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.1 ст.228.1 УК РФ, находился под стражей 5 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён «один к одному» (то есть 5 месяцев), несмотря на то, что отбывать наказание он будет в колонии общего режима.

Кроме того, «льготные» коэффициенты не применяются в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному.

Зачёт срока нахождения в СИЗО для других видов наказаний

  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня ограничения свободы или принудительных работ;
  • 1 день в СИЗО = 3 дня исправительных работ или ограничения по военной службе;
  • 1 день в СИЗО = 8 часов обязательных работ.

Перерасчёт срока нахождения в СИЗО к наказанию в виде штрафа законом не предусмотрен. В таком случае обвиняемому и его адвокату целесообразно заявлять об освобождении от назначенного наказания.

В практике адвоката было дело, когда человек сначала обвинялся по ч.2 ст.111 УК РФ, провел 8 месяцев под стражей, затем дело ещё на следствии было переквалифицировано на ч.1 ст.114 УК РФ, а обвиняемый из-под стражи освобождён. Прекратить дело за примирением сторон не получилось из-за действующей судимости. В результате правильно выстроенной позиции защиты суд вынес обвинительный приговор с назначением штрафа, учёл длительный срок нахождения под стражей и освободил осуждённого от назначенного наказания.

Зачёт срока нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы

Из-за неудачно сформулированной нормы (ч.3.4 ст.72 УК РФ в новой редакции) пока неясно, как правильно пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы. В законе указано: «Время нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчёта два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы». Вариантов трактовок нормы несколько.

Первый вариант: действует простой коэффициент «два к одному» – два дня домашнего ареста приравнены к одному дню лишения свободы. При таком толковании неясно, зачем было указывать, что срок нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев. Если на практике будет применяться первый способ расчёта, то в срок лишения свободы зачтут только 3 месяца.

Второй вариант: необходимо сначала пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в сроки нахождения под стражей по коэффициенту «два к одному», а затем использовать правила пересчёта, установленные для зачёта сроков нахождения в следственном изоляторе в срок лишения свободы. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев, осуждён по ч.2 ст.162 УК РФ к отбыванию наказания в виде лишения свободы в колонии общего режима. Если суды станут придерживаться второго варианта, расчёт будет следующий: 1) 6 месяцев под домашним арестом * 0,5 = 3 месяца в СИЗО, 2) 3 месяца в СИЗО * 1,5 = 4, 5 месяца засчитываются в лишения свободы.

Каким образом будет развиваться ситуация – в ближайшие месяцы покажет практика. Однако уже сейчас судебную практику обвиняемым и осуждённым, а также их адвокатам-защитникам целесообразно формировать в благоприятном для себя ключе.

Применение закона для тех, кто был осуждён до его вступления в силу

Федеральный закон №186-ФЗ от 03.07.2018 года улучшает положение не только тех, кто сейчас находится в СИЗО или под домашним арестом, но и тех, кто уже отбывает наказание. Вступивший в силу приговор может быть пересмотрен на основании ст.10 УК РФ, если осуждённым или его адвокатом будет подано ходатайство об этом.

Важно не пропустить сроки обращения с таким ходатайством. Для тех, кто отбывает наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении, этот срок составляет 3 месяца. Те, кто отбывает лишение свободы в колонии общего режима, ограничение свободы, все виды работ или ограничения по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, должны уложиться в 6 месяцев.

Влияние закона №186-ФЗ на условно-досрочное освобождение

Для тех, кто уже отбывает наказание в виде лишения свободы, применение закона №186-ФЗ от 03.07.2018 года может повлечь приближение срока, предоставляющего право на рассмотрение ходатайств об условно-досрочном освобождении или о замене лишения свободы на другой вид наказания. Для этого целесообразно сначала подать ходатайство о пересмотре приговора на основании ст.10 УК РФ и получить постановление суда с перерасчётом сроков, а затем подавать ходатайство об УДО или о применении ст.80 УК РФ.

Второй вариант: необходимо сначала пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в сроки нахождения под стражей по коэффициенту «два к одному», а затем использовать правила пересчёта, установленные для зачёта сроков нахождения в следственном изоляторе в срок лишения свободы. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев, осуждён по ч.2 ст.162 УК РФ к отбыванию наказания в виде лишения свободы в колонии общего режима. Если суды станут придерживаться второго варианта, расчёт будет следующий: 1) 6 месяцев под домашним арестом * 0,5 = 3 месяца в СИЗО, 2) 3 месяца в СИЗО * 1,5 = 4, 5 месяца засчитываются в лишения свободы.

Испытательный срок – проверка решимости

Именно осознанное желание исправиться и не допускать впредь пресечения дозволенных границ потребуется осужденному доказать в течение всего периода времени, которое он будет находиться под наблюдением сотрудника уголовно-исправительной инспекции. Приговор, вынесенный органом правосудия, содержит перечень ограничений и срок испытания решимости осужденного, который может длиться:

  • от полугода до трех лет, если реальный срок составляет до года;
  • от 6 месяцев до 5 лет, когда наказание, предусматривающее лишение свободы, превышает 1 год.

Продление испытательного срока при условном осуждении выполняется единожды и может достигать одного года, являясь при этом предупредительной мерой, применяемой при:

  1. Неоднократном пренебрежении требованиями сотрудника уголовно-исправительной инспекции (далее – УИИ).
  2. Покидании предписанного места обитания, совпадающего с пропиской.
  3. Неисполнении ограничений, наложенных приговором органа правосудия.
  4. Нарушении периодичности посещения УИИ и получения отметок о соблюдении режима отбывания наказания.

Если продление интервала испытательного срока не оказывает на осужденного дисциплинирующего воздействия, то следующим действием инспектора УИИ будет направления представления о претворении в жизнь реального наказания в суд.


Продление испытательного срока при условном осуждении выполняется единожды и может достигать одного года, являясь при этом предупредительной мерой, применяемой при:

Должен ли засчитываться домашний арест в назначенный приговором срок лишения свободы

Задержание и арест подозреваемого или обвиняемого гражданина нередко происходит еще на этапе предварительного расследования уголовного дела . Отбывание меры пресечения в домашней обстановке может продолжаться от нескольких дней до полутора лет . Поэтому вопрос о том , как засчитывается домашний аре ст в ср ок лишения свободы , должен быть понятен для осужденных . Такая мера принуждения используется во многих западных странах , в том числе в Германии , Литве , Латвии , Украине , Швеции . Максимальное наказание , которое они могут получить после приговора суда , составляе т т ри года лишения свободы . Если осужденный был арестован до суда , после зачета наказаний срок отбытия в тюремном заключении может сократиться . Должен ли засчитываться домашний аре ст в ср ок лишения свободы .

Чтобы выяснить , входят ли в срок отбыва ния наказания дни , проведенные под домашним арестом , следует изучить Уголовный Кодекса РФ . Порядок учета исполнения и зачета наказаний установлен в статье 72 УК РФ . Там же указано, в каких единицах идет подсчет времени отбывания различных наказаний . Так, дни ареста учитываются в месяцах и годах . Для того чтобы правильно засчитать срок наказания , период при необходимости может переводиться в сутки .

Важно ! За один день нахождения под арестом до суда можно будет сидеть в тюрьме на один день меньше . Это правило не применяется , если по приговору назначен реальный , а не условный срок .

Перечень ограничений , которые обязан был соблюдать подследственный, на зачет не влияет . Один обвиняемый мог иметь право выхода из квартиры , другой не должен был её покидать 24 часа в сутки . Каждого считают арестованным . В случае помещения преступника под домашний арест несколько раз , производится суммирование периода принуждения . Если после вынесения приговора засчитали , срок домашнего ареста , который оказался больше наказания , установленного судом , то будет определено, что обвиняемый его уже отбыл .


Если приговор суда вступает в силу с момента оглашения , обжаловать его можно только в кассационном порядке . Сделать это можно в течение года . При рассмотрении кассационной жалобы суд использует только собранные ранее материалы дела .

Продление испытательного срока

Это допускается один раз, на срок, который не превышает 12 месяцев. Продление допускается в отношении условно осужденного гражданина, если:

  1. Он не выполняет требования сотрудника, который его контролирует. И делает это не в первый раз.
  2. Условно осужденный уехал из места, оговоренного его регистрацией.
  3. Он не исполнил ограничения, которые наложены на него судом.
  4. Он нарушает сроки посещения сотрудника контролирующего органа для отметок о режиме отбывания наказания.

Это допускается один раз, на срок, который не превышает 12 месяцев. Продление допускается в отношении условно осужденного гражданина, если:

Замена на реальное наказание

Суд полномочен отменить осуждение условно и постановить исполнять наказание реально при:

  • систематических привлечениях к административной ответственности, связанных с нарушением общественного порядка;
  • фактах неисполнения обязанностей;
  • если осужденный скрылся от контроля.

Аналогичное решение может быть и в случае, если ранее суд продлевал испытательный срок по причине уклонения осужденного от возмещения ущерба, и в период продленного срока он продолжает это делать.

В любом случае при рассмотрении ходатайств уголовно-исполнительная инспекция с целью дополнить обязанности, продлить испытательный срок, отменить условное осуждение и привести наказание по приговору к реальному исполнению, выясняются причины нарушений.

Чтобы негативных последствий не было, они должны быть вескими и признаны уважительными. Например, уважительной причиной могут быть болезнь, нахождение в стационаре и т.д. Уважительность таких причин должна быть подтверждена не только словами, но и по возможности документами, например, справкой врача, больничным листом и пр.

Аналогичное решение может быть и в случае, если ранее суд продлевал испытательный срок по причине уклонения осужденного от возмещения ущерба, и в период продленного срока он продолжает это делать.

Условный срок. Какие ограничения он накладывает на осуждённого

Условным сроком, или условным осуждением, принято называть испытательный срок без реального отбытия наказания, установленный судом осуждённому в качестве возможности доказать своё исправление. То, что человек получил условный срок, говорит не о его невиновности, а о том, что:

  • он осуждён по конкретной статье Уголовного кодекса РФ;
  • он должен отбыть наказание, согласно тяжести совершённого преступления;
  • ему установлен испытательный срок, чтобы исправиться;
  • на время испытательного срока суд накладывает на осуждённого определённые ограничения;
  • в случае невыполнения осуждённым судебных ограничений он будет лишён свободы и будет отбывать реальный срок.
  • Ограничения, накладываемые судом
  • Ограничения, накладываемые законодательством РФ
  • Формальные ограничения
  • Подведём итоги

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию 8 (800) 350-34-85 или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

То, какие ограничения накладывает суд на получившего условный срок осуждённого, определено в п. 5 ст. 73 Уголовного кодекса РФ. Прежде всего суд учитывает:

Когда и в какие сроки возможно смягчение

Следует учесть несколько важных моментов. К примеру, если речь идет о полном освобождении, УДО или о других вариантах смягчения наказания, то подобные снисхождения от суда к заключенному возможны лишь в отношении того заключенного, который пробыл в тюрьме как минимум шесть месяцев. Если же заключенный решил сразу же подавать прошение на УДО или на какое-нибудь другое смягчение приговора, суд просто-напросто оставит такие прошения без удовлетворения.

Объясняется это очень просто – 6 месяцев являются тем самым минимальным сроком, в течение которого изучается настрой и характер заключенного, а также его осознание произошедшего с ним и возможные тенденции к самостоятельному исправлению.

Также следует учесть, что уменьшение сроков тюремного заключения в случае совершения заключенным особо тяжких преступлений практически никогда не рассматриваются, кроме исключительных случаев. А это значит, что при таких преступлениях заключенный должен будет сначала полностью искупить вину согласно назначенному наказанию, а уже после этого выйти на свободу или попросить о смягчении приговора.

Читайте также:  Как рассчитать налог с продажи земельного участка?

В том случае, если речь идет за проступки средней тяжести, то между первым днем тюрьмы и подачей соответствующего ходатайства должна пройти как минимум одна третья часть тюремного срока. В случае тяжкого преступления прошение о чем-либо может наступать только после половины отбытого срока. Что же касается тех, кто получил из-за совершенного преступления пожизненное заключение, может рассчитывать на смягчение своего наказания только спустя 25 лет тюремного содержания.

При всем при этом далеко не все виды альтернативного наказания могут подойти. Штраф не подойдет, так как это буквально выкупи свободы, арест – это аналогия тюрьме, обязательные работы уже не являются частью исправительного кодекса. Это значит, что среди всех альтернатив отлично смотрятся исправительные работы, которые судебные органы в большинстве положительных случаев и применяют.

Как учитывать сроки в СИЗО: объяснения от ВС

В срок лишения свободы засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.

Началом срока отбывания наказания признается день вступления приговора в законную силу — за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр.

Срок отбывания окончательного наказания при совокупности преступлений считается со дня вступления последнего приговора в законную силу.

Если время содержания под стражей, засчитанное на основании ст. 72 УК об исчислении сроков наказания, поглощает срок назначенного наказания, то суд оглашает приговор с назначением наказания и освобождает осужденного от наказания. В таком случае осужденного нужно немедленно отпустить прямо в зале суда. Других последствий «переареста» не наступит.

Нет, не происходит. Но если позже условное осуждение будет заменено реальным, то суду придется вспомнить, сколько времени человек провел в СИЗО или под домашним арестом — и зачесть это время в срок лишения свободы.

Да, применяются. Но есть исключения: льготный зачет не сработает, когда одно из совершенных преступлений прописано в ч. 3.2 ст. 72 УК, или когда по первому из преступлений назначено наказание в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Если по первому делу суд применил льготные коэффиценты, а по второму делу это невозможно, то в окончательное наказание следует зачесть наказание, отбытое по первому приговору, с учетом примененных в этом, первом, приговоре коэффициентов.

Если первый из приговоров не пересматривался из-за обратной силы уголовного закона, то при определении неотбытой части наказания по первому приговору нужно учитывать «льготные» правила ч.3.1 ст. 72 УК.

Если благодаря новому порядку наказание по предыдущему приговору будет отбыто полностью, то окончательное наказание по второму приговору нужно назначить без применения нормы о совокупности приговоров.

Да, имеет, потому что улучшает положение лиц, совершивших преступление до 14 июля 2018 года — до дня вступления закона о зачете в силу.

Время нахождения под домашним арестом лицу, совершившему преступление до 14 июля 2018 года, засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, в том числе и в случае избрания или продолжения применения этой меры пресечения после этой даты.

Зачет времени нахождения лица под домашним арестом осуществляется до вступления приговора суда в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения.

Если суд назначает наказание, не связанное с лишением свободы (ограничение свободы, принудительные и исправительные работы и ряд других), то нужно применить сложную калькуляцию. Согласно п. 3.4 ст. 72 УК, два дня под домашним арестом приравниваются к одному дню в СИЗО. По п. 3 той же статьи один день в СИЗО считается за три дня исправительных работ.

То есть, один день домашнего ареста нужно зачитывать как полтора дня исправительных работ.

Дни, которые подозреваемый или обвиняемый по решению суда провели в медицинском учреждении, зачитываются в итоговый срок без применения льготных коэффицентов, «поскольку в этот период подозреваемый или обвиняемый не находился в условиях изоляции от общества».

ВС подчеркивает: льготные коэффициенты не распространяются на стадию исполнения приговора. В частности, они не применяются:

  • к периоду направления осужденного для отбывания наказания в исправительное учреждение после вступления приговора в законную силу;
  • к периоду содержания осужденного под стражей в связи с его задержанием до 48 часов;
  • к периоду заключения под стражу осужденных по п. 18 и 18.1 ст. 397 УПК (например, при уклонении от выполнения работ);
  • при отмене условного осуждения к лишению свободы или условно-досрочного освобождения;
  • к периоду нахождения осужденных в СИЗО для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве.

В постановлении о пересмотре приговора суд должен указать на зачет времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу — со ссылкой на конкретную часть или пункт ст. 72 УК, период зачета и правила расчета, установленные в новом законе.

В случае, если зачет времени содержания лица под стражей в срок лишения свободы осуществляется из расчета один день за один день, суд должен отказать в рассмотрении ходатайства о пересчете срока: ведь в таком случае закон о зачете дней в СИЗО не будет улучшать положения осужденного, а значит, не будет и иметь обратной силы.

Да, можно. Если первый из приговоров не пересматривался по основанию обратной силы уголовного закона, совокупное наказание может быть смягчено.

Да, в таких случаях размер оставшейся части наказания или срок более мягкого наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части лишения свободы, подлежит сокращению.

Если осужденного в порядке ст. 78 УИК «за хорошее поведение» перевели в колонии более «мягкого» режима, то он не может просить суд о пересчете дней по новым, более выгодным для него коэффициентам. Это работает и в обратных случаях: если осужденного перевели из колонии-поселения в колонию общего режима, срок в сторону увеличения ему пересчитывать не будут.

Если по первому делу суд применил льготные коэффиценты, а по второму делу это невозможно, то в окончательное наказание следует зачесть наказание, отбытое по первому приговору, с учетом примененных в этом, первом, приговоре коэффициентов.

Особенности отбывания с несовершеннолетними

Для несовершеннолетних преступников предусмотрено отдельное пребывание от взрослых. Это сделано для того, чтобы не было отрицательного влияния более опытных «сидельцев» на детей, тем самым повышая вероятность исправления.

В колонии для подростков не направляются лица, которым уже исполнилось 18 лет, даже если во время совершения преступного деяния он был несовершеннолетним.

В колонии для несовершеннолетних существует четыре типа условий: строгие, облегчённые, обычные и льготные. Срок для определения на лёгкие условия проживания может быть как коротким — 3 месяца, так и длительным — полгода. Подход к каждому несовершеннолетнему будет индивидуальным, учитывается его стремление к исправлению, осознание содеянного и хорошая учёба.

Также в колониях применяют систему поощрений — это и посещение развлекательных мероприятий, прогулки по городу вместе с родителями и изменение условий проживания на мягкие.

В колониях для несовершеннолетних организован
учебный процесс, что позволяет получить образование.

Лица, с пожизненным сроком находятся в специальных колониях. Живут в камерах с усиленной охраной по двое. Могут находиться в камерах-одиночках при возникновении любой опасности.

Поправки, которые были ориентированы на человека

Никто не говорит, что следует всех выпускать по УДО, но это имеет место быть. И согласно букве закона каждый имеет на это право. Как постановил Верховный суд, что прежде всего предоставляя или не предоставляя заключенному возможность выйти по УДО нужно руководствоваться всеми обстоятельствами его дела и конечно же обратить внимание на все нарушения или проступки, которые были допущены человеком в момент отбывания наказания.

Разумеется возмещение вреда пострадавшей стороне не может играть ключевую роль в отказе предоставления УДО.

Но если гражданин освобождается по УДО, то он должен будет выплачивать весь ущерб в полном объеме. Он остается под надзором органов и за совершенные проступки может снова вернутся в тюрьму. Если же осужденный гражданин тяжело болен, то это должно быть одним из основных фактов для подачи ходатайства на освобождение по УДО. Также при принятии предоставления условно — досрочного освобождения нужно в первую очередь обратить внимание на самого человека, его поведение.

УДО имеет ассоциации с двумя обстоятельствами, которые неразрывно связаны между собой:

Предельный срок содержания обвиняемых под стражей: продлевать можно, но не без оснований

В уголовно-процессуальном законодательстве закреплен общий срок содержания обвиняемых под стражей на стадии предварительного расследования уголовных дел – два месяца. При этом предусмотрены и варианты продления этого срока на определенный период. Особым основанием для такого продления является необходимость ознакомления обвиняемого с материалами дела, но в этом случае они должны быть предъявлены не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (ч. 7 ст. 109 УПК РФ).

Однако в случаях, когда дело по завершении расследования направляется в суд, а потом возвращается прокурору для устранения процессуальных нарушений, препятствующих его рассмотрению по существу, возникает непростая ситуация. С одной стороны, речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях (поскольку именно для данных категорий дел предусмотрена возможность превышения предельного срока содержания под стражей) и отпускать обвиняемых из-под стражи не всегда безопасно. С другой стороны, проведение дополнительных процессуальных действий и последующее ознакомление обвиняемого с многотомными материалами дела растягивается порой не на месяцы даже, а на годы, в течение которых обвиняемый находится под стражей. Поскольку в УПК РФ никаких специальных разъяснений по этому вопросу не закреплено, некоторые суды считают, что нормы об ограничении предельного срока содержания под стражей в таком случае не применяются, поскольку они действуют только до направления дела в суд.

Эта проблема уже затрагивалась в ряде решений КС РФ, однако в связи с продолжающимися жалобами граждан и сложившейся неоднозначной практикой применения судами соответствующих правовых норм Суд решил дать общеобязательное их толкование – в Постановлении КС РФ от 16 июля 2015 г. № 23-П “По делу о проверке конституционности положений частей третьей-седьмой статьи 109 и части третьей статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина” (далее – Постановление).

Cуть оспариваемых норм

Заявитель обратился в КС РФ с просьбой признать неконституционными ч. 3-7 ст. 109 УПК РФ, в которых перечислены основания продления предельного срока содержания под стражей, и ч. 3 ст. 237 УПК РФ, предусматривающую возможность продления этого срока при возвращении дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела в суде.

КРАТКО

Требования заявителя : Признать неконституционными положения УПК РФ, позволяющие после возвращения судом уголовного дела прокурору продлевать предельный срок содержания обвиняемого под стражей при его повторном ознакомлении с материалами данного дела вне зависимости от даты их предъявления.

Суд решил: Признать такой порядок продления срока содержания под стражей не противоречащим Конституции РФ, но дать общеобязательное толкование соответствующих норм УПК РФ.

По общему правилу срок содержания под стражей при расследовании преступлений не может превышать двух месяцев (ч. 1 ст. 109 УПК РФ). Если закончить предварительное следствие за это время невозможно, а основания для изменения или отмены данной меры пресечения отсутствуют, срок содержания может быть продлен судьей до шести месяцев. Дальнейшее его продление – до 12 месяцев – допускается только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в связи с особой сложностью уголовного дела. В исключительных случаях для лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, срок содержания под стражей может быть продлен до 18 месяцев (ч. 2-3 ст. 109 УПК РФ). По окончании этого срока обвиняемый должен быть освобожден из-под стражи. Однако и из этого правила есть исключения – предельный срок содержания может быть продлен (ч. 4 ст. 109 УПК РФ):

  • до окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором уголовного дела в суд – если ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей следователь подает не позднее чем за семь суток до его истечения;
  • до 30 суток – по ходатайству прокурора, возбужденному не позднее чем за семь суток до окончания срока содержания под стражей, в случае если к моменту направления дела в суд этот срок недостаточен для принятия судом решения по поступившему делу. Напомним, что именно 30 суток отводится суду, чтобы назначить по поступившему делу предварительное слушание или судебное заседание либо направить его по подсудности, за исключением дел в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей. В последнем случае решение должно быть принято в течение 14 суток со дня поступления дела в суд (ч. 3 ст. 227 УПК РФ).

По общему же правилу материалы уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей. Если они предъявляются позже, то обвиняемый, которого обязаны освободить по истечении этого предельного срока, и его защитник все равно могут ознакомиться с ними (ч. 6 ст. 109 УПК РФ). При этом следователю дано право ходатайствовать о продлении срока содержания под стражей, если положенных 30 суток обвиняемому оказалось недостаточно для ознакомления с делом (ч. 7 ст. 109 УПК РФ). Если же производство по делу ведется в отношении несколько обвиняемых, заключенных под стражу, и хотя бы одному из них не хватило 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела, срок содержания под стражей может быть продлен в отношении всех обвиняемых (если сохраняется необходимость в применении именно этой меры пресечения).

Кроме того, сроки содержания под стражей могут продлеваться по решению суда и в случае возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, то есть для производства дополнительных процессуальных действий (ч. 3 ст. 237 УПК РФ). В этом случае также должны учитываться вышеуказанные сроки ст. 109 УПК РФ.

Читайте также:  Возврат налога на строительство дома в 2020 году

По подозрению в совершении преступления заявитель был заключен под стражу 22 марта 2011 года. Материалы уголовного дела были предъявлены ему для ознакомления 22 августа 2012 года, а 27 декабря того же года дело с обвинительным заключением было направлено прокурору. 10 января 2013 года дело поступило в Московский областной суд для рассмотрения по существу. К этому времени общий срок содержания заявителя под стражей с учетом времени ознакомления с материалами уголовного дела составлял 21 месяц 19 суток.

Постановлением судьи Московского областного суда от 28 января 2013 года уголовное дело в отношении заявителя было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Апелляционным определением Московского областного суда от 25 марта того же года это решение было оставлено без изменения. 28 марта дело поступило в прокуратуру, а 4 апреля было принято следователем к производству. 7 мая обвиняемого и его защитника уведомили об окончании следственных действий, и 17 мая они повторно начали изучать материалы дела.

После этого срок содержания под стражей заявителя еще неоднократно продлевался – вплоть до 2 февраля 2015 года, и суммарно обвиняемый провел под стражей 43 месяца 25 суток. Подавая ходатайства о продлении срока содержания под стражей, следователь мотивировал их, в том числе, необходимостью ознакомления четырех обвиняемых по данному делу и их защитников с материалами дела, состоящего из более чем 20 томов (пять из которых содержат охраняемую законом тайну), а также особой сложностью дела – количеством привлекаемых к уголовной ответственности по делу лиц, прежним родом их занятий, связанных со службой в правоохранительных органах, и отсутствием оснований для отмены или изменения избранной меры пресечения.

Сторона защиты обжаловала эти решения в судебном порядке в связи с тем, что они нарушают ч. 6 ст. 109 УПК РФ, предписывающую незамедлительно освободить обвиняемого из-под стражи по истечении 18-тимесячного срока содержания, в случае если материалы дела были предоставлены обвиняемому для ознакомления позднее чем за 30 суток до окончания этого срока. Суды эти жалобы отклоняли, ссылаясь на то, что требование о предоставлении материалов не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей было соблюдено при ознакомлении заявителя с материалами дела до направления его в суд, а новое ознакомление с материалами дела осуществляется после его возвращения судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Кроме того, суды подчеркивали невозможность применения к заявителю иной меры пресечения

Заявитель посчитал, что такое толкование ч. 3-7 ст. 109 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 3 ст. 237 УПК РФ, которое позволяет при возвращении судом уголовного дела прокурору для устранения процессуальных нарушений продлевать предельный срок содержания обвиняемого под стражей при его повторном ознакомлении с материалами дела даже в случае, если они были предъявлены позднее чем за 30 суток до окончания этого срока, противоречит Конституции РФ. По его мнению, это приводит к тому, что сторона обвинения может устранять недостатки расследования в сроки, ничем не ограниченные, а обвиняемый вынужден все это время находиться под стражей.

КС РФ неоднократно отмечал, что никто не может быть ограничен в своих правах на неопределенный или слишком длительный срок, и разумные временные рамки допускаемых ограничений должны быть закреплены законодательно (Постановление КС РФ от 24 июня 2009 г. № 11-П, Постановление КС РФ от 20 июля 2011 г. № 20-П, Определение КС РФ от 14 июля 1998 г. № 86-О). Кроме того, в силу принципа презумпции невиновности до вступления в законную силу обвинительного приговора суда на обвиняемого не могут быть наложены ограничения, сопоставимые по своей тяжести с уголовным наказанием (Постановление КС РФ от 6 декабря 2011 г. № 27-П). Суды же в свою очередь должны обеспечивать справедливую процедуру принятия решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу (Постановление КС РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П).

Таким образом, вопрос об ограничении права гражданина на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества в виде заключения под стражу в уголовном процессе не может решаться произвольно или исходя только из формальных условий. При его решении должен соблюдаться баланс прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, чтобы, с одной стороны, компенсировать причиненный преступлением ущерб, а с другой – гарантировать право на возмещение вреда, причиненного обвиняемому в случае его незаконного уголовного преследования, произвольного и несоразмерного ограничения его права на свободу и личную неприкосновенность, подчеркнул КС РФ (абз. 6 п. 2 Постановления).

Аналогичной позиции по данному вопросу придерживается и Европейский Суд по правам человека. По его мнению, защита лица от вмешательства государства в его право на свободу и личную неприкосновенность реализуется за счет обеспечения баланса между общественными интересами, которые могут потребовать предварительного заключения лица под стражу, и важностью права на свободу личности с учетом презумпции невиновности, поэтому продолжительность содержания под стражей не должна превышать разумных пределов. Продление же срока содержания под стражей только на основании тяжести преступления недопустимо – необходимо учитывать и другие обстоятельства, например возможность оказания обвиняемым давления на свидетелей, вероятность того, что он может скрыться от правосудия, а также сложность дела, поведение обвиняемого, мнение компетентных органов и т. д. (Постановление ЕСПЧ от 26 июня 1991 г. по делу “Летелье (Letellier) против Франции”, Постановление ЕСПЧ от 28 октября 1994 г. по делу “Мюррей (Murray) против Соединенного Королевства”, Постановление ЕСПЧ от 28 июня 2007 г. по делу “Шухардин против России” и др.).

При этом КС РФ указывал и раньше, что нормы закона, которые не устанавливают конкретную продолжительность срока содержания обвиняемого под стражей в период его ознакомления с материалами уголовного дела и допускают возможность определения этого срока в зависимости от обстоятельств данного дела, не нарушают права граждан (Определение КС РФ от 6 июня 2003 г. № 184-О, Определение КС РФ от 23 апреля 2013 г. № 548-О, Определение КС РФ от 7 октября 2014 г. № 2162-О и др.).

Суд подчеркнул, что для досудебной и судебной стадий уголовного судопроизводства предусмотрены различные сроки содержания под стражей, поэтому единый предельный срок такого содержания в УПК РФ не закреплен. При этом важно, что для судебной стадии максимальный срок содержания под стражей для отдельных категорий преступлений не установлен. Так, предельный срок содержания подсудимого под стражей не может превышать шести месяцев (ч. 2 ст. 255 УПК РФ), но по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях суд вправе продлевать его – каждый раз не более чем на три месяца (ч. 3 ст. 255 УПК РФ). Это требование обеспечивает рассмотрение каждые три месяца судом вопроса о том, не отпала ли необходимость в применении данной меры пресечения.

Продление же срока содержания обвиняемого под стражей при возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом является особым случаем, отметил КС РФ. Так как дело возвращается для устранения допущенных на этапе предварительного следствия процессуальных нарушений, эта процедура не тождественна возвращению дела для производства дополнительного расследования, то есть речь идет об особом порядке движения дела. УПК РФ не предполагается включение времени содержания под стражей на стадии предварительного расследования в срок содержания под стражей на стадии судебного разбирательства, равно как и обратная ситуация. Поэтому при возвращении дела прокурору в соответствии с ч. 3 ст. 237 УПК РФ вопрос о необходимости продления срока содержания обвиняемого под стражей суд решает лишь с учетом сроков, предусмотренных ст. 109 УПК РФ, но не по правилам этой статьи, считает КС РФ (абз. 5 п. 3.2 Постановления). Таким образом, положение ч. 4 ст. 109 УПК РФ о недопустимости продления срока содержания под стражей не распространяется на данный особый порядок движения уголовного дела, постановил Суд. Нормы же ч. 7 и п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК РФ, которые позволяют продлевать время пребывания под стражей на период, необходимый обвиняемому для ознакомления с материалами дела, напротив, применяться должны, причем с исключением требования о предъявлении ему материалов не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (абз. 8 п. 3.2 Постановления).

При этом, возвращая уголовное дело прокурору, суд должен определить разумный срок, достаточный для устранения препятствий к судебному рассмотрению дела, исходя из того, какие процессуальные нарушения были допущены. Также он обязан установить, сохраняются ли основания для содержания обвиняемого под стражей. В случае положительного ответа на этот вопрос суду нужно определить и разумный срок этого содержания с учетом времени, которое потребуется следствию на устранение процессуальных нарушений, и времени, необходимого для ознакомления с материалами дела, – как новыми, появившимися в результате проведения дополнительных следственных и иных действий, так и теми, с которыми обвиняемый знакомился до направления дела в суд.

В то же время законодательство предусматривает и средства правовой защиты граждан от произвольного или несоразмерно длительного содержания под стражей, напомнил КС РФ. Так, на любой стадии производства по делу обвиняемый или его защитник вправе заявить ходатайство об изменении или отмене меры пресечения. Кроме того, время содержания под стражей подлежит зачету при определении общего срока назначенного судом наказания (ч. 3 ст. 72 УК РФ, п. 5 и п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ). При этом суд может назначить срок лишения свободы, который будет меньше фактического срока содержания под стражей обвиняемого, или вообще более мягкое, чем лишение свободы, наказание. При назначении же наказания в виде штрафа либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок пребывания осужденного (тогда еще обвиняемого) под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает от его отбывания (ч. 5 ст. 72 УК РФ).

Более того, в случае назначения наказания, не сопоставимого с продолжительностью содержания обвиняемого под стражей, последний имеет право на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 “Реабилитация” УПК РФ, подчеркнул КС РФ (абз. 4 п. 5 Постановления).

Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (ст. 6.1 УПК РФ) предусмотрена и Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ, ее также может получить обвиняемый.

КС РФ постановил, что положения ч. 3-7 ст. 109 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 3 ст. 237 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, так как допускают пребывание обвиняемого под стражей сверх предельного срока при возвращении дела прокурору при соблюдении следующих условий:

  • основания применения данной меры пресечения не отпали;
  • при продлении срока учтено необходимое на устранение процессуальных нарушений время и время, которое требуется обвиняемому для ознакомления с материалами дела.

Кроме того, подчеркнул КС РФ, оспариваемые нормы не исключают возможность получения обвиняемым компенсации в случае несоразмерно длительного содержания под стражей.

В то же время Суд отметил, что федеральный законодатель может, во-первых, уточнить основания и порядок продления срока содержания обвиняемых под стражей после возвращения судом уголовного дела прокурору, чтобы предотвратить их несоразмерно длительное пребывание под стражей. Во-вторых, по мнению КС РФ, можно законодательно регламентировать порядок продления срока содержания обвиняемых под стражей на время, необходимое для устранения препятствий к судебному рассмотрению уголовного дела и ознакомления с материалами данного дела перед направлением его в суд.

КС РФ не один раз подчеркнул в Постановлении, что превышение предельного срока содержания обвиняемого под стражей на этапе предварительного расследования допустимо только на разумный период, и отметил, что именно такое толкование соответствующих норм УПК РФ является общеобязательным. Однако “разумный срок” – понятие весьма абстрактное, поэтому нельзя исключать вероятности того, что ситуации с многократным превышением этого предельного срока будут возникать и далее.

О том, что практика по данному вопросу с принятием Постановления не обязательно станет единообразной, свидетельствует и тот факт, что три судьи КС РФ изложили по данному делу свое особое мнение. Юрий Данилов и Гадис Гаджиев в целом согласны с позицией Суда, но считают необходимой подробную законодательную регламентацию такой стадии уголовного процесса, как возвращение судом дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения. Сергей Казанцев же полагает, что неоднозначное толкование оспариваемых норм приводит к произвольному применению сроков содержания обвиняемого под стражей на период его ознакомления с материалами возвращенного прокурору уголовного дела после устранения препятствий его рассмотрения судом, а значит, они противоречат Конституции РФ.

Прислушается ли федеральный законодатель к пожеланию КС РФ об уточнении порядка продления срока содержания обвиняемых под стражей после возвращения судом уголовного дела прокурору, пока неизвестно.

По подозрению в совершении преступления заявитель был заключен под стражу 22 марта 2011 года. Материалы уголовного дела были предъявлены ему для ознакомления 22 августа 2012 года, а 27 декабря того же года дело с обвинительным заключением было направлено прокурору. 10 января 2013 года дело поступило в Московский областной суд для рассмотрения по существу. К этому времени общий срок содержания заявителя под стражей с учетом времени ознакомления с материалами уголовного дела составлял 21 месяц 19 суток.

О новом порядке зачета в срок наказания времени содержания в СИЗО

14 июля вступил в силу Федеральный закон от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации», которым определен новый порядок зачета в срок отбывания наказания времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу.

В уголовный закон внесены изменения, предусматривающие применение коэффициента кратности при зачете отбытого в СИЗО срока заключения в период предварительного следствия и уголовного судопроизводства по делу.

В многочисленных решениях Европейского Суда по правам человека и различных комитетов длительное время констатировалось, что условия в российских следственных изоляторах равнозначны условиям колонии строгого режима или тюремного заключения.

Комитет министров Совета Европы еще в 1999 г. принял Рекомендацию № (99) 22 «О проблеме переполнения тюрем и увеличения числа лиц, находящихся под стражей». ЕСПЧ при рассмотрении жалоб осужденных исходил из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания впоследствии назначенного судом уголовного наказания.

Читайте также:  Как списать спецодежду при увольнении работника

В то же время мягкость меры пресечения в виде домашнего ареста не корреспондировалась с целями и задачами последующего наказания в случае назначения подсудимому реального срока наказания в условиях колонии общего режима или более строгих.

В результате в 2018 г. законодатель РФ принял решение урегулировать данную системную проблему. В ст. 72 УК РФ были скорректированы положения об исчислении сроков наказания с учетом вида избранной меры пресечения подозреваемому (обвиняемому) на предварительном следствии и в ходе судебного рассмотрения дела.

Время содержания лица под стражей или домашним арестом исчисляется с момента его фактического задержания и до вступления приговора суда в законную силу.

Новый коэффициент кратности рассчитывается в зависимости от назначенного судом наказания и/или вида исправительного учреждения (например, колонии общего, строгого, особо строгого режима).

Согласно новой редакции ст. 72 УК РФ время содержания под стражей засчитывается как:

  • 1 день СИЗО = 1,5 дня наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день СИЗО = 2 дня ограничения свободы, принудительных работ или ареста;
  • 1 день СИЗО = 3 дня исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 1 день СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;
  • 1 день СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении;
  • 1 день СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Аналогичные правила должны применяться при зачете времени содержания лица под стражей на территории иностранного государства в случае последующей выдачи (экстрадиции) лица Российской Федерации.

Вместе с тем новым законом установлены важные исключения из правил. Так, льготный порядок зачета времени содержания под стражей не распространяется:

  • на осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;
  • на осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет;
  • на осужденных за особо тяжкие преступления, связанные с террористической деятельностью, оборотом наркотиков, посягательством на основы конституционного строя и безопасности государства.

Коэффициент кратности не применяется и в случае нарушения осужденным режима и применения к нему мер взыскания.

Введен и «отрицательный» коэффициент кратности в отношении лиц, которым была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Теперь время нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок содержания под стражей до приговора суда и в срок лишения свободы из расчета 2 дня домашнего ареста = 1 день в СИЗО.

Ранее порядок такого зачета наказания установлен не был, а все время, проведенное обвиняемым под домашним арестом, засчитывалось в срок отбытия реального наказания в пропорции 1:1 независимо от назначенного вида исправительного учреждения.

Требования ст. 10 УК РФ гарантируют, что новый закон имеет обратную силу только в сторону улучшения положения лиц, осужденных за преступления. На лиц, положение которых новые требования ст. 72 УК РФ могут ухудшить, закон не распространяется. Например, лицо содержалось под домашним арестом до приговора суда, который состоялся до 14 июля 2018 г. В этом случае из времени отбытия назначенного наказания в колонии общего режима будет вычтено время, проведенное под домашним арестом, без «отрицательного» коэффициента, то есть один к одному.

Однако в новом законодательстве есть пробелы, которые повлекут необходимость урегулирования возникающих спорных вопросов в том числе в судебном порядке.

Так, неясность возникает в смежном отраслевом законодательстве: не определен порядок применения положений ст. 72 УК РФ (в новой редакции) в отношении отбывающих наказание лиц, если в период отбытия им был изменен вид исправительного учреждения.

Кроме того, Уголовно-исполнительный кодекс РФ пока не предусматривает коэффициента зачета времени наказания при длящемся содержании осужденного в СИЗО до его отправки на этап. Таким образом, к осужденному отбывать наказание в колонии общего режима, проведшему в ожидании направления в колонию время в условиях СИЗО, не будет применен льготный коэффициент. Как представляется, для устранения пробелов понадобятся внесение изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, а также разъяснение складывающейся правоприменительной практики Пленумом Верховного Суда РФ.

Еще одной проблемой, на мой взгляд, может стать правовой конфликт интересов при назначении судом наказания лицам, длительное время ожидавшим окончания расследования и приговора суда в условиях СИЗО. Может возникнуть ситуация, когда назначенное по внутреннему убеждению суда справедливое наказание подсудимому будет меньше уже отбытого срока (с учетом повышающего коэффициента пребывания в СИЗО). В этом случае существует вероятность, что суд будет вынужден «накинуть» обвиняемому еще шесть месяцев, дабы избежать присуждения мер реабилитации за излишне отбытый срок. С этим, вероятнее всего, придется столкнуться на первоначальном этапе, и вряд ли можно избежать такой практики. Вместе с тем необходимо понимать, что основной целью нововведения является гуманизация уголовного судопроизводства и многое будет зависеть от внутреннего убеждения суда и других правоприменителей.

Таким образом, в ближайшее время нам и нашим коллегам предстоит освоить новый вид востребованных судебных процедур, связанных с перерасчетом сроков отбытия наказания. Хотелось бы отметить, что аналогичный порядок зачета срока содержания под стражей в срок отбытия наказания давно введен в законодательство многих европейских стран. При этом подходы к назначению наказания и применению мер пресечения в России и странах Евросоюза кардинально разные. В нашем государстве самым «популярным» является наказание в виде лишения свободы. Об этом свидетельствуют доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей за 2017 г., данные международных комитетов и комиссий. В большинстве европейских стран, напротив, преобладают альтернативные виды наказания (испытательный срок, штраф, общественные работы, домашний арест, электронный мониторинг), а лишение свободы – исключительная мера пресечения и относительно редкий вид наказания. Заключение под стражу применяется в странах Западной Европы как крайняя мера пресечения только в тех случаях, когда использование более мягких мер невозможно. Такой подход полностью согласуется с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Безусловно, новый порядок исчисления сроков наказания является прогрессивным, поскольку его введение стало важным шагом, направленным на соблюдение конституционных прав лиц, осужденных за преступления. Представляется, что изменения будут способствовать более взвешенному подходу правоприменительных органов, в том числе судов, в вопросе обоснованности помещения обвиняемых в следственные изоляторы и продления им данной меры пресечения.

  • на осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;
  • на осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет;
  • на осужденных за особо тяжкие преступления, связанные с террористической деятельностью, оборотом наркотиков, посягательством на основы конституционного строя и безопасности государства.

Как учитывать сроки в СИЗО: объяснения от ВС

В срок лишения свободы засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.

Началом срока отбывания наказания признается день вступления приговора в законную силу — за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр.

Срок отбывания окончательного наказания при совокупности преступлений считается со дня вступления последнего приговора в законную силу.

Если время содержания под стражей, засчитанное на основании ст. 72 УК об исчислении сроков наказания, поглощает срок назначенного наказания, то суд оглашает приговор с назначением наказания и освобождает осужденного от наказания. В таком случае осужденного нужно немедленно отпустить прямо в зале суда. Других последствий «переареста» не наступит.

Нет, не происходит. Но если позже условное осуждение будет заменено реальным, то суду придется вспомнить, сколько времени человек провел в СИЗО или под домашним арестом — и зачесть это время в срок лишения свободы.

Да, применяются. Но есть исключения: льготный зачет не сработает, когда одно из совершенных преступлений прописано в ч. 3.2 ст. 72 УК, или когда по первому из преступлений назначено наказание в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Если по первому делу суд применил льготные коэффиценты, а по второму делу это невозможно, то в окончательное наказание следует зачесть наказание, отбытое по первому приговору, с учетом примененных в этом, первом, приговоре коэффициентов.

Если первый из приговоров не пересматривался из-за обратной силы уголовного закона, то при определении неотбытой части наказания по первому приговору нужно учитывать «льготные» правила ч.3.1 ст. 72 УК.

Если благодаря новому порядку наказание по предыдущему приговору будет отбыто полностью, то окончательное наказание по второму приговору нужно назначить без применения нормы о совокупности приговоров.

Да, имеет, потому что улучшает положение лиц, совершивших преступление до 14 июля 2018 года — до дня вступления закона о зачете в силу.

Время нахождения под домашним арестом лицу, совершившему преступление до 14 июля 2018 года, засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, в том числе и в случае избрания или продолжения применения этой меры пресечения после этой даты.

Зачет времени нахождения лица под домашним арестом осуществляется до вступления приговора суда в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения.

Если суд назначает наказание, не связанное с лишением свободы (ограничение свободы, принудительные и исправительные работы и ряд других), то нужно применить сложную калькуляцию. Согласно п. 3.4 ст. 72 УК, два дня под домашним арестом приравниваются к одному дню в СИЗО. По п. 3 той же статьи один день в СИЗО считается за три дня исправительных работ.

То есть, один день домашнего ареста нужно зачитывать как полтора дня исправительных работ.

Дни, которые подозреваемый или обвиняемый по решению суда провели в медицинском учреждении, зачитываются в итоговый срок без применения льготных коэффицентов, «поскольку в этот период подозреваемый или обвиняемый не находился в условиях изоляции от общества».

ВС подчеркивает: льготные коэффициенты не распространяются на стадию исполнения приговора. В частности, они не применяются:

  • к периоду направления осужденного для отбывания наказания в исправительное учреждение после вступления приговора в законную силу;
  • к периоду содержания осужденного под стражей в связи с его задержанием до 48 часов;
  • к периоду заключения под стражу осужденных по п. 18 и 18.1 ст. 397 УПК (например, при уклонении от выполнения работ);
  • при отмене условного осуждения к лишению свободы или условно-досрочного освобождения;
  • к периоду нахождения осужденных в СИЗО для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве.

В постановлении о пересмотре приговора суд должен указать на зачет времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу — со ссылкой на конкретную часть или пункт ст. 72 УК, период зачета и правила расчета, установленные в новом законе.

В случае, если зачет времени содержания лица под стражей в срок лишения свободы осуществляется из расчета один день за один день, суд должен отказать в рассмотрении ходатайства о пересчете срока: ведь в таком случае закон о зачете дней в СИЗО не будет улучшать положения осужденного, а значит, не будет и иметь обратной силы.

Да, можно. Если первый из приговоров не пересматривался по основанию обратной силы уголовного закона, совокупное наказание может быть смягчено.

Да, в таких случаях размер оставшейся части наказания или срок более мягкого наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части лишения свободы, подлежит сокращению.

Если осужденного в порядке ст. 78 УИК «за хорошее поведение» перевели в колонии более «мягкого» режима, то он не может просить суд о пересчете дней по новым, более выгодным для него коэффициентам. Это работает и в обратных случаях: если осужденного перевели из колонии-поселения в колонию общего режима, срок в сторону увеличения ему пересчитывать не будут.

Если суд назначает наказание, не связанное с лишением свободы (ограничение свободы, принудительные и исправительные работы и ряд других), то нужно применить сложную калькуляцию. Согласно п. 3.4 ст. 72 УК, два дня под домашним арестом приравниваются к одному дню в СИЗО. По п. 3 той же статьи один день в СИЗО считается за три дня исправительных работ.

Обратите внимание!

Ходатайствовать об УДО по условному сроку могут только лица, отбывшие половину испытательного периода.

Для того чтобы избавиться от судимости, необходимо подготовить ходатайство в суд. Если ваши аргументы смогут убедить судью в том, что вы действительно изменились в лучшую сторону, то, скорее всего, от «условки» получится избавиться значительно быстрее окончания оставшегося испытательного срока, не говоря уже о реальном.

Ходатайствовать об УДО по условному сроку могут только лица, отбывшие половину испытательного периода.

Случаи применения условной кары за совершенное деяние

Законодатель разрешает применение уголовного наказания в условном порядке только за определенные виды проступков, предусмотренные в УК РФ. Согласно ст. 73 Кодекса суд вправе назначить такое испытание, если санкция за допущенный проступок предусматривает исправительные работы, содержание в дисциплинарной части или лишение свободы продолжительностью не более 8 лет.

Пример, как это происходит на практике: Сергеева О.О. приговорили к 10 месяцам исправительных работ, установив при этом год испытательного срока. Если следующие 12 месяцев Сергеев будет вести себе безупречно, то и 10-месячный принудительный труд будет аннулирован.

Важно! Испытательный срок может превышать длительность основного наказания, и наоборот.

ИС не могут назначить тем, кто приговорен к ограничению свободы, штрафным взысканиям или обязательным работам. При этом штраф, если он выступает в качестве дополнительной санкции, или запрет заниматься определенной профдеятельностью применяется только вместе с условным осуждением.

УС преимущественно допускается для тех, кто нарушил закон впервые, женщин и несовершеннолетних, а также лиц, искренне раскаявшихся, при условии чистосердечного признания и сотрудничества со следствием.

Более того в процессе испытательного периода ограничения могут заменяться, аннулироваться или добавляться. Все зависит от конкретных жизненных обстоятельств и поведения гражданина. Для введения в действие или отмены конкретной меры требуется подача дополнительного обращения в суд. При этом обратится вправе как сам привлеченный к ответственности, так и УИИ.

Добавить комментарий